Целый день стирает прачка гребенщиков


Тексты| Авторы| Издания| Спектакли| Ассоциация|



Повар, вор, либо Машинист и навигатор

В киноконцертном зале Наша родина при полном аншлаге прошли три совместных акустических концерта Бориса Гребенщикова и Андрея Макаревича, посвященные двадцатилетию дружбы. Организатор — компания Silence Pro. Акция с ролью 2-ух героев российских рока и поп-музыки показала: формулировка «нам песня строить и жить помогает» сейчас актуальна как никогда.

КоммерсантЪ / Вторник 24 декабря 1996

Юлия Бедерова

В Москве наберется минимум на три полных концертных зала «Россия» людей среднего класса, способных заплатить за билеты от 100 до трехсот пятидесяти тыщ рублей.

При этом не из суждений престижа, моды и не поэтому, что в неприятном случае звезду N можно больше уже никогда не узреть, а просто из любви к искусству.

Целый день стирает прачка гребенщиков

От огромного чувства к «Фикусу, моему фикусу» либо «Повороту». Средний возраст публики — 35 лет. В большинстве собственном она смотрится полностью социально приспособленной. У Андрея Макаревича она смотрелась так постоянно. Публика Гребенщикова долго казалась по преимуществу маргинальной. Но «Русским альбомом» была очарована самая широкая общественность. То был приблизительно 3-ий набор в ряды поклонников — он и оказался решающим. Сейчас задушевная наивность АМ и элегантный снобизм БГ в сфере масскульта в правах уравнены.

Лишь пристальный наблюдающий может найти специфику публики. Посреди поклонников БГ преобладают девченки, при этом, мелкие и хрупкие. Посреди фэнов Макаревича — мальчишки. В большей степени огромные, здоровые и прочно стоящие на ногах.

Пока рабочие, служащие и тусующиеся ручейками стекаются к залу, погружаюсь в закулисную жизнь. Она светла и размеренна. Люди бродят умиротворенные и улыбчивые. Болтаются Соловьев, Шевчук и бард Александр Митяев.

Хороший кулинар — в гримерке у левой кулисы. Радостный буддист — у правой. Меж ними узенький коридорчик. Перемещаюсь на лево, пристаю с расспросами: «Не возникает ли на сцене ситуация ‘кто кого?'» Макаревич (немножко нервно): «Ни в коем случае. Искусство — не бокс, и вообщем не спорт». «Да, но вы такие разные…» «Зато у нас много песен на одну и ту же тему, лишь различными словами». Двигаюсь вправо: «Кто кого? Этого нет, честно, нет» (БГ хитро улыбается, но позже глядит подчеркнуто наивно). «Мне вчера показалось, вы иронизируете над собеседником, когда отвечаете песней на песню».

«Когда я на кухне опьяненный иронизирую, все еще хуже». «Макаревич говорит, вы поете про одно и то же». БГ (добродушно): «Ему видней, он мудрый».

И здесь Борис Гребенщиков нежданно захотел стать буддой. Ему вдруг совсем нужно сделать высочайший пучок. Телерепортер тщетно отыскивает шпильки. Некий гражданин с шикарной ТВ-парковской косой закручивает ему пучок и затыкает его длинноватой палочкой. БГ становится похож на японца. По причине отсутствия тыквы отчаливает к сцене налегке. Параллельно движется схожий лишь на себя самого Макаревич.

А на сцене посиживают Алексей Зубарев и Сергей Щураков.

Уже минутки две они с непроницаемыми лицами наигрывают «ум-ца, ум-ца». Зал нервно, позже забавно смеется. А вот в конце концов и герои красивых дней.

Целый день стирает прачка гребенщиков

Они сошлись, два берега. Оба в умеренном черном, обнимаются, усаживаются на табуреты. Всплывает древний сюжет про биполярность русского центра (Москва—Ленинград-Петербург). И на одном полюсе, естественно, простодушие, на другом — эстетство. Потом событие безизбежно будет восприниматься как хрестоматия государственного песенного стиля. Два героя подчеркнуто и осознанно ретроспективны. Ощущают ностальгию зала по русскому року и ранешней русской попсе: «Мы рады, что вы зашли, мы здесь попоем, желаете — послушайте».

Мягко и ненавязчиво эстетизируется ситуация кухонного музицирования. Антишоу: минимум срепетированного деяния, непритязательный до примитивности случайный свет. Простая акустика. Звук высококачественный, пока что-то не начинает занудно фонить. Актуальная форма диалога. Один поет: «На два часа вы станете добрее, вопросик ‘быть иль не быть’ решите в пользу ‘быть'». Иной ответствует: «О высоком? Хорошо, ‘зеленая лампа и грязный стол'». БГ по большей части лиричен, Макаревич то и дело ударяется в патетику. Он поет лишь от собственного лица. БГ — постоянно от лица лирического героя.

У него этих лиц — тыщи. А у Макаревича стиль исчерпывается формулировкой «живет таковой парень». Крайний — воплощенный логоцентризм. В 1995 году он с упоением пишет песни про Гайдара со Строевым, и песни попахивают костерком. БГ — все больше про любовь. Лаского, изысканно, печально и модно («Для тех, кто влюблен»), и распространяет запах благовоний. Один с пристрастием относится к газете «Смак», иной просматривает на досуге «Катманду-таймс».

У АМ живет собака Батя, у БГ в английской квартире — привидения. У обоих в активе песни политического, идеологического, эстетического протеста. АМ цитирует «Таганку» в песенке «Братский вальсок», БГ напоминает о указанных некогда нраве и направлении движения: «С мешком кефира до великой стены». Музыкальная стилистика 1-го определяется бардовской песней (составные части — напевы блатные и массовые студенческие), другого — городским романсом и блюзом.

Разница налицо. Но что сейчас с того. Чрезвычайно почти все отболело, как некогда сложные дела «машинистов» с «аквариумистами». Ежели у кого еще саднит то место, где «моей звезде не суждено», это его личная неувязка. Гребенщиков изящно режиссирует пьесу, в которой два джентльмена приличного возраста перебрасывают мячик, сопровождая движения вежливой, в меру бессмысленной, в меру ироничной болтовней о патриотизме, любви и погоде. Он поочередно обессмысливает излияния Макаревича и свои собственные. Похоже, он отлично понимает свою персонажность и помогает то же понять партнеру.

Сейчас оба до крайности похожи на странствующих китайских поэтов и мастеров Возрождения сразу. Тексты обоих сейчас не обещают актуально важных смыслов. Обмен любезностями: Макаревич поет «Десять красивых дам», Гребенщиков — «Начни с начала». А позже они совместно поют Вертинского, «Темную ночь», «Целый день стирает прачка», «Весну на Заречной улице» и «Лейся песня» из кинофильма «Семеро смелых». Становится внятным замысел: показать завершенной и цельной русскую песенную эстетику.

Отдать ощутить, что в местном контексте вопросик «песня слышится иль не слышится» намного существенней, чем «быть иль не быть». И можно петь у костра, на кухне и на сцене вперемешку «Золото на голубом», «Изгиб гитары желтой» либо «Когда я опьянен, а опьянен постоянно я». Песня в российской городской культуре постоянно — по жизни. Можно сделать шаг в сторону и углядеть в эре песен завершенность художественного объекта. И опешиться ее трогательному великолепию.

Песенку о девченке Марусе, которой чрезвычайно худо живётся в городе Тарусе, знают, пожалуй, все поклонникиБГ, которого именуют самым светлым музыкантом русского рока, и Андрея Макаревича.

Целый день стирает прачка гребенщиков

При этом в авторской песне занимает она некоторое особенное место. Ежели с иными песнями соединено имя какого-то определенного барда, то в случае с песенкой про Марусю и Тарусу совершенно по-другому. Эту песню постоянно обожали, её пели, но всё больше меж собой. А ещё в данной песне некоторая загадочная интонация: сходу не поймёшь – то ли горьковатая беда, то ли шутка.

ГОРОДОК

Целый день стирает прачка,
Муж пошел за водкой.
На крыльце посиживает собачка
С малеханькой бородкой.

Целый день она таращит
Умные глазенки,
Если дома кто зарыдает —
Заскулит в сторонке.

А кому сейчас плакать
В городке Тарусе?
Есть кому в Тарусе рыдать —
Девочке Марусе.

Опротивели Марусе
Петухи да гуси.
Сколько прогуливается их в Тарусе,
Господи Исусе!

«Вот бы мне такие перья
Да такие крылья!
Улетела б прямо в дверь я,
Бросилась в ковыль я!

Чтоб глаза мои на свете
Больше не глядели,
Петухи да гуси эти
Больше не галдели!»

Ой, как худо жить Марусе
В городке Тарусе!
Петухи одни да гуси,
Господи Исусе!

Когда спрашиваешь, чьё это творение, знатоки авторской песни и литературы с готовностью отвечают: «Это Заболоцкий».

А вот на вопросик чья музыка звучит, ответ знают немногие. На самом деле стихи известного поэта положил на музыку Владимир Красновский – ближний товарищ Юрия Визбора, которого узнаваемый бард называл «Учителем». Да-да, конкретно учителем с большой буквы.

Неразлучные друзья Юрий Визбор и Владимир Красновский. \ Фото: nemaloknig.info

После погибели Визбора в 1985 году стали выходить его книжки, и в одной была расположена фото юных людей, которые едят что-то из одной тарелки.

А под фото была подпись: «Владимир Красновский — ближний товарищ Юрия Визбора». И ещё цитата самого Визбора: «Нас, встретившихся ему, было много, но не все и не постоянно соображали, что имеют дело с Учителем».

Максим Кусургашев, ветеран радиостанции «Юность», вспоминал, что они возникли в МГПИ в 1952 году и были неразлучными друзьями. Тогда Визбор умел играться лишь на табуретке, а Владимир учил играться его на гитаре. Они были просто не разлей вода – обучались в одном классе, позже на одном курсе, позже в армии, позже снова в школе – педагогами.

И при этом Красновский постоянно был несомненным лидером

Владимир Красновский

Когда в ДК Горбунова в Филях проходил вечер песен студентов МГПИ, звучало много блистательных и общеизвестных имён. Но в некий момент вечера ведущий прервал очередной номер со словами: «Недавно на станции метро «Киевская» при пересадке с полосы на линию скончался от сердечного приступа наш дорогой друг, соавтор Визбора и Ряшенцева по гимну МГПИ, создатель почти всех родных нами песен Владимир Красновский».

Сегодня нет в живых ни создателя стихов, ни создателя музыки, а как бы ничья песенка про Марусю из Тарусы звучит опять и опять.

Кстати, у Николая Заболоцкого это стихотворение именовалось «Городок» (1958 г.)

По м:kulturologia.ru

О жизни и творчестве В. Красновского здесь

Павел Северов, 5 января 1997, (из relcom.music)

20, 21 и 22 декабря 1996 в ГЦКЗ Наша родина прошли совместные концерты БГ и Макаревича под девизом «20 лет спустя»…

Надо увидеть, что с юбилеем слегка запоздали — согласно легенде наши герои познакомились на Таллиннском фестивале *весной* 1976.
Знакомая журналистка попросила придумать неожиданный вопросик для пресс-конференции — и я полез в нашу базу данных.

Итог оказался увлекательнее, чем я ждал (еще раз подтвердился закон о переходе количества в качество — весело следить как из кучи информационного мусора рождются достойные внимания закономерности).
Так вот, оказывается наши друзья вправду дружили на протяжении этих 20 лет, но — не чрезвычайно умеренно :-) В базе храниться упоминание о значимом количестве совместных компаний до 1980 и опосля 1986. А вот меж этими годами — пауза (я не претендую на всеохватность — просто нет у нас сведений — и все).
Ответ на эту загадку мне представляется таковым — в начале 80-х Макар «продался» русской власти (снялся в кинофильме «Душа» с Софией Ротару, «Машина» стала «филармоническим» коллективом и т.д.).

У меня есть несколько домашних концертов БГ того времени, где он высказывается про Макаревича, мягко говоря — без уважения.
А что же происходит опосля 1986? Приблизительно в это время «Аквариум» признается нашим официозом, группу, по выражению самого БГ «поднимут на щит», позиции наших друзей выравниваются — и следы совместной деятельности опять стают приметны. ;-)
Наверно они вправду хорошо относятся друг к другу, раз их не смогли навсегда поделить совковые 80-е.

Да и в Гребенщиковских высказываниях того времени больше горечи, чем зависти и злости.
Итак — концерт…
Бобу помогают Сергей Щураков (аккордеон) и Алексей Зубарев (эл.гитара). Оба — из сегодняшнего состава «Аквариума». Макару подыгрывает музейного вида народный артист Рф Валерий …….

Целый день стирает прачка гребенщиков

(фамилию расслышать, к огорчению, не удалось).
Что любопытно, ведь на сцене оказываются не Гребенщиков и Макаревич, а «Аквариум» (в слегка сокращенном составе, правда) и Макаревич (никакого намека на «Машину времени» нет ни в «коллективе» на сцене, ни в составе песен).
Боря пел то, что он традиционно поет на концертах, плюс незначительно старенькых песен, которые, вообщем, тоже полностью могли-бы прозвучать на сегодняшних концертах «Аквариума». Я не хожу на концерты «Машины», но из того, что я вижу и слышу могу заключить, что Андрей пел песни, которые полным коллективом «Машины» не исполняются.
Концерт смотрелся чрезвычайно «разодрано». Каждый гнул в свою сторону.

БГ подбирал прекрасные и лиричные песни, а Макара тянуло митинговать («братва», Киселев, Зюганов, Жириновский…).

Целый день стирает прачка гребенщиков

Меня, честно говоря, и так от этого мутит, а здесь приходишь на концерт и — на для тебя, еще порцию того же самого. Хоть бы они договорились, что-ли, перед выступлением! Ведь и у Бориса есть песни приблизительно о том же («Ангел всенародного похмелья», «Куда ты тройка мчишься» и т.д.). А то, когда опосля песни про «большую братву» БГ поет «Моей звезде не суждено», то не сходу врубаешься — куда пришел… От Макара хотелось старенькых, даже чрезвычайно старенькых «Машиновских» песен, прекрасных таковых — про ветер, огонь, океан, краски, три окна, в конце концов.

А он все: трень-брень: проблеммный весь таковой, социально-политический бард! Были у него, естественно и лиричные песни, но как-то не запомнились, про политику него ядренее выходит. Поближе, наверное.
В конце они махнулись песнями. Макар спел «Десять красивых дам», а Боб «Пока горит свеча». Я нормально отношусь к песне «Десять красивых дам», но она далековато не наилучшая из тех, что мне известны. Боб же, с «особым циннизмом» избрал самое не плохое из того, что удалось написать Макару :-)
Опосля концерта, пришла мысль о том, что тому, кто разочаровался в БГ (а таковых достаточно много было во все времена :-) стоило бы посетить один из этих занятных концертов.

Ей-богу… все познается в сравнении…
Вот и все мысли. Сильно скрасил концерт сидевший по соседству Макс Дякин, и непрерывное совместное употребление алкоголя во время всего действа)
Желаю всем радостных январских праздников!
Дай бог здоровья и вдохновения Бобушке и Макарушке!

Павел Северов.

Список песен от 22 декабря

1. БГ: Меж тем, кем я был, и тем, кем я стал… (Ключи от ее дверей)
2. БГ: В трамвайном депо пятые день бал… (Пока не начался джаз)
3. БГ: Не стой так близко ко мне…

Целый день стирает прачка гребенщиков

(Для тех, кто влюблен)
4. Макаревич: Посвящение театру
5. Макаревич: Посвящение артистам
6. Макаревич: Когда откричат крикуны…
7. БГ: Я ранен светлой стрелой… (Серебро Господа моего)
8. БГ: Зеленоватая лампа и грязный стол… (Сторож Сергеев)
9. Макаревич: Памяти Бродского
10. Макаревич: Черная ночь…(из «Песни, которые я люблю»)
11. Макаревич: Братский вальсок
12. БГ: Моей звезде не предначертано. (Моей звезде)
13. БГ: Не успели все разлить, а пол-жизни за кормою…(Самый стремительный самолет)
14.

БГ: Твои самолеты -им никогда не взлететь… (Рождественская песня)
15. Макаревич: Мой компаньон — художник
16. Макаревич: Хватит о далеком береге
17. БГ: Апостол Павел был дворником…
18. БГ: Снился мне путь…
19. Макаревич: Когда ее нет
20. Макаревич: Он был старше ее
21. БГ: Я знаю места, где в тени золотой… (Я знаю места)
22. Макаревич: …то мелькнет, то куда-то денется…
23. БГ: Отлично лимолодцу быть неженату
24. Макаревич:Пооткрыли вновь церквей
25.

БГ: Эй! На том берегу…
26. Макаревич: Все кончилось так: он долго смотрел в окно… (Десять красивых дам)
27. БГ: Свеча
28. Макаревич: В вечерних ресторанах… [Вертинский]
29. БГ: Как отлично без дам и без фраз… (Без женщин) [Вертинский]
30. БГ: Вы стояли в театре… (За кулисами) [Вертинский]
31. БГ&Макаревич: Целый день стирает прачка…
32. БГ&Макаревич: Когда весна придет — не знаю…
33. БГ&Макаревич:Пускай погибну безвозвратно…

Павел Северов (публикуется с разрешения автора)


«Целый день стирает прачка…»: песня, которую пели все, не зная, кто её композитор

Разное

Музыка

«Целый день стирает прачка…»


Песенку о девченке Марусе, которой чрезвычайно худо живётся в городе Тарусе, знают, пожалуй, все фанаты БГ, которого именуют самым светлым музыкантом русского рока, и Андрея Макаревича.

При этом в авторской песне занимает она некоторое особенное место. Ежели с иными песнями соединено имя какого-то определенного барда, то в случае с песенкой про Марусю и Тарусу совершенно по-другому. Эту песню постоянно обожали, её пели, но всё больше меж собой. А ещё в данной песне некоторая загадочная интонация: сходу не поймёшь – то ли горьковатая беда, то ли шутка.

Целый день стирает прачка,
Муж пошел за водкой.
На крыльце посиживает собачка
С малеханькой бородкой…

Когда спрашиваешь, чьё это творение, знатоки авторской песни и литературы с готовностью отвечают: «Это Заболоцкий».

А вот на вопросик чья музыка звучит, ответ знают немногие.

Целый день стирает прачка гребенщиков

На самом деле стихи известного поэта положил на музыку Владимир Красновский – ближний товарищ Юрия Визбора, которого узнаваемый бард называл «Учителем». Да-да, конкретно учителем с большой буквы.

Андрей Макаревич и Борис Гребенщиков исполняют песню «Таруса».

После погибели Визбора в 1985 году стали выходить его книжки, и в одной была расположена фото юных людей, которые едят что-то из одной тарелки. А под фото была подпись: «Владимир Красновский — ближний товарищ Юрия Визбора». И ещё цитата самого Визбора: «Нас, встретившихся ему, было много, но не все и не постоянно соображали, что имеют дело с Учителем».

Неразлучные друзья Юрий Визбор и Владимир Красновский.

\ Фото: nemaloknig.info

Максим Кусургашев, ветеран радиостанции «Юность», вспоминал, что они возникли в МГПИ в 1952 году и были неразлучными друзьями. Тогда Визбор умел играться лишь на табуретке, а Владимир учил играться его на гитаре. Они были просто не разлей вода – обучались в одном классе, позже на одном курсе, позже в армии, позже снова в школе – педагогами. И при этом Красновский постоянно был несомненным лидером.

Когда в ДК Горбунова в Филях проходил вечер песен студентов МГПИ, звучало много блистательных и общеизвестных имён. Но в некий момент вечера ведущий прервал очередной номер со словами: «Недавно на станции метро «Киевская» при пересадке с полосы на линию скончался от сердечного приступа наш дорогой друг, соавтор Визбора и Ряшенцева по гимну МГПИ, создатель почти всех родных нами песен Владимир Красновский».

Сегодня нет в живых ни создателя стихов, ни авто музыки, а как бы ничья песенка про Марусю из Тарусы звучит опять и опять. Кстати, у Николая Заболоцкого это стихотворение именовалось «Городок».

Поклонники авторской песни задаются вопросиком —
кому предназначил Юрий Визбор одну из собственных самых узнаваемых песен. И ответ на него достаточно неожиданный.

Тогда поддержи нас, жми:

Присоединяйтесь к нам на , чтоб созидать , которых нет на сайте:

музыка, песня, Юрий Визбор, Николай Заболоцкий, БГ, личности

Гость, выскажи мнение!

Добавление комментариев запрещено правилами блога.

Разрешено только: модерам, зарегистрированным юзерам, участинкам блога

Если вы не авторизованы на веб-сайте, сможете сделать это прямо сейчас:

Забыли пароль?Регистрация


СОВЕТУЕМ ПОСМОТРЕТЬ: